Обозреватель - Observer


ГЕРОИНОВАЯ АГРЕССИЯ: ТАЛИБЫ УЖЕ РАЗВЯЗАЛИ ВОЙНУ ПРОТИВ РОССИИ


А.КУРТОВ, ведущий эксперт аналитического центра "Слава России"


В.ВЬЮНОВ, доцент

 

За последние три года в регионе Центральной Азии серьезно обострилась проблема исламского экстремизма. Мусульманские радикалы открыто испытывают на прочность существующие здесь государственные структуры. Уже были покушения на президента Узбекистана Ислама Каримова; активные попытки прорыва вооруженных формирований в Ферганскую долину, сопровождавшиеся затяжными боями с регулярными войсковыми частями Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. При этом среди населения активно распространяется литература подрывного антиправительственного содержания, в которой целями исламистов объявляется создание вместо нынешних светских режимов исламских государственных образований по типу халифата.
За этими событиями эксперты обычно видят проявление весьма разных процессов:
одни говорят о столкновении цивилизаций, очередном наступлении ислама;
другие утверждают, что Центральная Азия стала тем полем, на котором ряд государств-игроков разыгрывает свои геополитические партии;
третьи видят причины всплеска исламского радикализма в особенностях модернизации республик Центральной Азии, где в социальной сфере ощутимых успехов не наблюдается, и население живет за гранью нищеты.
По-видимому, активизация исламского экстремизма в Центральной Азии вызвана целым рядом обстоятельств, в том числе и тех, о которых говорят эксперты. Но с нашей точки зрения, существует несомненная связь этого феномена с еще одной опасностью - деятельностью наркобизнеса.

 

Наркотики - угроза современной цивилизации

На исходе ХХ в. наркотики превратились в одну из наиболее серьезных угроз современной цивилизации.

В сфере преступного наркобизнеса, таким образом, оборачиваются гигантские средства, теоретически способные в иной ситуации решать проблемы многих, очень многих бедствующих сегодня стран. На деле же эти "грязные деньги" являются источником неисчислимых бед, причиной многих кровавых конфликтов, тысяч и тысяч смертей граждан многих десятков государств мира, скрытой пружиной государственных переворотов и политических убийств.

Существует угроза превращения стран Центральной Азии, как в рынки сбыта наркотиков, так и в коридор для их поставки в Европу. Эта опасность вполне реальна.

Однако позднее ситуация изменилась в связи с резким выбросом на мировые рынки афганских наркотиков.

 

Афганистан: очаг белой смерти

Сегодня наиболее активно работают "коридоры", проходящие через страны Центральной Азии. Начинается этот маршрут в Афганистане, в котором кровавая гражданская война вот уже в течение 20 лет финансируется в первую очередь за счет опиума. Экономика Афганистана оказалась окончательно разрушенной после прихода к власти на большей части ее территории талибов. Исламский режим талибов по праву может иметь на своем гербе сочетание двух цветов: зеленого и красного. Эти цвета опийного мака - финансового источника силы талибов.

Политика талибов откровенно направлена на расширение посевных площадей опийного мака. Причем темпы "экономического прироста" производства наркотиков воистину колоссальны.

В 1999 г. талибами был собран рекордный урожай - 4581 т опиума. Афганистан уже превзошел по его производству страны знаменитого "золотого треугольника" (Бирма, Лаос, Таиланд), в которых ежегодно производится примерно 2500 т опиума, и оставил далеко позади себя весь регион Латинской Америки, в котором производится около 100 т опиума.

Чтобы осознать степень опасности от поступления афганского героина на мировые рынки, можно привести цифры потенциального спроса на героин в Великобритании или Италии, где он равен примерно всего лишь 8 т в год.

"Афганское наркотическое чудо" серьезно изменило ситуацию во всем мире. Рекордный выброс афганских наркотиков на мировые рынки привел к резкому падению цен на наркотики, при этом качество афганских наркотиков не пострадало.

Цена одного килограмма опиума в 1999 г. в самом Афганистане упала на 40%. Афганский героин, как когда-то японские автомобили, стал завоевывать все новые и новые страны. Только в отличие от продукции японских автомобилестроителей, афганский экспортный товар нес не комфорт и дополнительные удобства их потребителю, а страдания и смерть. В результате сегодня уже 80% героина, потребляемого в Европе, - афганского происхождения, а пользователями его являются около 1 млн. чел.

За сухими цифрами статистики надо видеть масштабы реальной угрозы. Ведь удешевление опиума, а соответственно и героина, при одновременном резком увеличении его количества на мировых рынках сбыта, создает во многом принципиально новую ситуацию: наркотики становятся более доступными, а это может привести к значительному расширению круга их потребителей.

Согласно статистике Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД РФ за последние четыре года количество случаев изъятия героина увеличилось в России в 60 раз. Но если учесть, что раскрываемость преступлений, связанных с контрабандой и распространением наркотиков, составляет приблизительно всего 5%, нетрудно подсчитать, во сколько раз увеличилось количество нераскрытых фактов деятельности наркобизнеса.

По мнению экспертов, 65% объема наркотиков из Афганистана переправляется через Центральную Азию. Следует отметить, что западные, восточные и отчасти южные варианты маршрута наркотиков из Афганистана не в последнюю степень осложняются: в ряде вероятных перевалочных пунктов на этом маршруте весьма жестко преследуется подобная деятельность. В Китае и Сингапуре за торговлю или провоз 1 кг опия или 50 г героина возможна смертная казнь.

Южные маршруты афганской "белой смерти" - через Пакистан (особенно через порт Карачи) и Индию предполагают много дальнейших пунктов пересадок. Из Южной Азии путь афганских наркотиков лежит по морю (Красное море-Суэцкий канал-Средиземное море) в Стамбул, а оттуда в развитые страны Запада. Эти традиционные маршруты наркодельцов контролирует множество соперничающих между собой криминальных картелей. Да и ряд государств (Египет, Израиль, Турция) весьма активно борются с наркопреступностью, особенно когда она связана с экстремистскими исламскими группировками. Тем не менее через Пакистан часть афганских наркотиков все же попадает на мировые рынки. Этому способствует практически открытая поддержка Исламабадом режима талибов и наличие в самом Пакистане до 3 млн. афганских граждан. Наркотики идут через Северо-западную провинцию Пакистана по маршруту Джелалабад-Пешавар. Здесь пограничные территории реально контролируются не правительством Пакистана, а пуштунскими горными племенами, создавшими фактически полуавтономные квазигосударства. В этом же регионе сосредоточено основное количество крупных лабораторий и даже заводов по переработке опия. Из пакистанского Пешавара наркотики уходят в основном по двум маршрутам: северному - через Читраль, афганский Бадахшан в Горно-Бадахшанскую автономную область Таджикистана и далее через Киргизию в Россию и Европу; южному - в пакистанский порт Карачи и далее морем в страны Юго-Восточной Азии и Запада.

Западный сосед Афганистана - Иран, хотя и является клерикальным государством, весьма ревностно относится к афганским наркотикам. Бывший знаменитым при двух последних иранских шахах наркотрафик из района "золотого полумесяца" ныне потерял свою славу. Отчасти это объясняется очевидным политическим противостоянием шиитского режима аятолл Ирана и радикального суннитского режима талибов, противостояния уже доходившего до зверского убийства 9 иранских дипломатов в Мазари-Шарифе в августе 1998 г. и перестрелок из крупнокалиберной артиллерии на границах двух стран в октябре того же года. Только за 1999 г. на границе Ирана с Афганистаном были уничтожены сотни наркокурьеров, разгромлены десятки тайных хранилищ наркотиков, изъято 46 т наркотиков.

Иран построил грандиозную систему инженерных сооружений вдоль афганской границы, состоящую из каналов и рвов, бетонных заграждений, наблюдательных вышек. Разумеется, Ирану не удается полностью перекрыть свою границу с Афганистаном, да и наличие в Иране 1,5 млн. официально зарегистрированных афганских беженцев (по неофициальным данным их свыше 2,8 млн.) на руку героиновой наркомафии. Но в дальнейшем маршрут наркодельцов по собственно иранской территории (через Исфахан, Тегеран и Тебриз) никак не назовешь легким из-за действия спецслужб Ирана.

Центральная Азия: наркотрафик процветает


       Границы Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана стали наиболее привлекательными для мировой наркомафии.

В Таджикистане, например, государство пока проигрывает в борьбе с наркобизнесом. Не последнюю роль в этом играет недостаточное финансовое обеспечение: Республика не в состоянии выделить необходимые средства на борьбу с наркобизнесом. Однако в основном неблагополучная ситуация - это последствие гражданской войны, во время которой таджико-афганской границы как таковой фактически не существовало, а наркотики были основным источником существования населения и источником приобретения вооружений, боеприпасов и провианта различными противоборствующими формированиями.

О темпах роста контрабанды свидетельствуют данные табл.1.

Динамика изъятия наркотических средств

За 1999 и 2000 гг. в Таджикистане было изъято только героина 2590 кг.

Только за прошлый год общее количество изъятых наркотиков в 2,8 раза превысило показатели 1999 г., а изъятые российскими пограничниками - в 5 раз (табл. 2).

Деятельность ПГ ФПС РФ в борьбе с наркомафией в 2000 г.

 

Показатели работы собственно различных служб Таджикистана за прошлый год приведены в табл.3.

Государственные органы Таджикистана в борьбе с наркобизнесом в 2000 г.

 

Таким образом, данные свидетельствуют, прежде всего, о том, что наиболее эффективно работают российские пограничники. Местные же специальные службы серьезными успехами не могут похвастаться. Между тем опыт многих стран свидетельствует, что успех борьбы с наркобизнесом невозможен при слабой работе государственных органов внутри страны. В тех же Соединенных Штатах береговая охрана задерживает, по некоторым данным только 10% наркопотока, а другие службы задерживают еще порядка 20-30% наркотиков внутри страны.

За 1 квартал 2001 г. в Таджикистане изъято 2 т наркотиков, из них около половины - героин.

В наркобизнес оказалась втянутой и Киргизия. Природные условия Киргизии хорошо подходят для выращивания опийного мака и конопли.

Не лучше ситуация и в соседнем Казахстане.

Казахстан, по словам заместителя председателя Комитета Национальной Безопасности Казахстана М.Нукеновова, является одним из крупнейших в мире производителей марихуаны.

Динамика изъятий наркотиков в Казахстане говорит о том, что в этой стране ситуация далека от благополучной (табл. 4).

Динамика изъяний наркотиков в Казахстане

 

Казахи традиционно употребляют один из разновидностей наркотика - кокнар - напиток, содержащий смесь алколоидов опийной группы. Его принято дарить гостям в сухом виде во время семейных, религиозных или национальных праздников. Кокнар используется так же, как средство в традиционной медицине - им лечат кашель, боли в суставах и принимают для улучшения аппетита.

Протяженность границы Узбекистана с Афганистаном значительно меньше, чем у его соседей Таджикистана и Туркменистана: она составляет всего 137 км. В 1993-1994 гг. главным "окном" на границе с Афганистаном был Термез (Узбекистан). Оттуда наркотрафик вел через Карши, Бухару, Ургенч в столицу Каракалпакии - Нукус и далее через трассы на плато Устюрт в Казахстан и Россию. Теперь, по сведениям ООН, основной поток наркотиков идет через Кушку (Туркменистан) и через район Хорог-Ош (Таджикистан-Киргизия).

Тем не менее международная наркомафия проявляет интерес к Узбекистану. Еще в 1992 г. на территории республики были задержаны крупные партии наркотиков, хозяином которых оказался крупный наркобарон, гражданин США Эндрю Кляйн. По данным Совета Национальной Безопасности Узбекистана, только за 1998-1999 гг. было изъято 7 т наркотиков. Всего за годы независимости в Узбекистане спецслужбы изъяли и уничтожили 29 т наркотических веществ.

Туркменистан, приобретя статус нейтрального государства в 1995 г., позднее отказался от помощи российских пограничников в охране своих южных рубежей. Руководство Туркменистана, единственное из всех центральноазиатских государств, по отношению к режиму талибов проводит достаточно умеренную политику. Эта политика связана с надеждами на возможную реализацию грандиозного проекта прокладки газопровода через территорию Афганистана в Пакистан протяженностью 1100 км с возможным продлением его в перспективе в Индию и Бангладеш.

Кроме этого, вся туркмено-афганская граница с афганской стороны контролируется талибами. Граница эта, особенно в районе Серахс - Кушка, где смыкаются границы трех государств - Ирана, Афганистана и Туркменистана, и в советское время была уязвима для контрабанды наркотиков.

Суверенное государство, к сожалению, оказалось просто не в состоянии обеспечить полный контроль на границе. По свидетельствам ряда источников, в последние годы наркомафия активно осваивает окно на границе в районе Серахса, где формируется крупный транспортный узел.

Другой транспортный узел и соответственно еще одно "окно на границе" пытается открыть уже непосредственно правительство талибов. В прошлом году было подписано предварительное соглашение о намерении открыть железнодорожный и автомобильный переход между туркменским Марыйским велаятом и контролируемой талибами провинцией Герат (Кушка-Торагунди).

Из района Серахса и Кушки основная "тропа афганского героина" пролегает через Мары и Теджен в Ашхабад и далее в порт Туркменбаши на Каспии. Затем по морю, правовой статус которого прикаспийские государства никак не могут определить, наркотики попадают в Азербайджан и Россию (прежде всего в Дагестан).

 

Героиновый штык талибов уже вошел в тело России

 

В больших объемах в Россию афганские наркотики могут попасть только через Казахстан.

По данным МВД РФ, 93% марихуаны, 85% гашиша и 78% опиума в Россию поступает через территорию Казахстана. Самолетами перевезти большие партии зелья весьма трудно - таможенные и пограничные службы более или менее эффективно научились контролировать авиатрассы. А вот железнодорожные и автомобильные пути пока представляют собой наиболее удобные для наркодельцов каналы транспортировки.

Мировая наркомафия, и афганская здесь не исключение, обычно стремится извлечь максимум криминальной выгоды из торговли наркотиками. Это означает, что сама наркоторговля зачастую переплетается с другими преступными промыслами. Особую опасность для стран СНГ представляет тесная связь наркомафии талибов с рядом экстремистских сил, целью которых является свержение законных режимов в ряде постсоветских государств.

Согласно данным, установленным правоохранительными органами Узбекистана в ходе следствия над группой заговорщиков, подготовивших и осуществивших в Ташкенте в феврале 1999 г. покушение на жизнь президента Ислама Каримова, последние имели контакты с афганскими полевыми командирами, снабжавшими террористов оружием, боеприпасами, обмундированием и деньгами. Такие же связи имелись и с чеченскими полевыми командирами из незаконных бандформирований. Наркотики, таким образом, уже стали частью претензий на большую политику. При помощи средств от наркоторговли вполне возможно финансирование новых планов по изменению существующего порядка в регионе Центральной Азии и Кавказа. В пользу того, что это не абстрактные фантазии кабинетных экспертов, говорит хотя бы очевидная заинтересованность тех же наркодельцов в максимально возможном устранении препятствий на путях переброски наркотиков от мест их производства к местам сбыта. Очевидно, что в условиях дестабилизации положения в ряде государств, через которые пролегают наркотропы, а, тем более, в случае замены нынешних светских режимов на их антиподы, такие возможности многократно возрастают.

* * *

Таким образом, становится очевидным, что "белая смерть", идущая с юга, сегодня выступает в качестве авангарда сил, способных серьезно дестабилизировать ситуацию в целом ряде стран СНГ. Однако любому понятно, что основной привлекательный рынок для наркоторговцев - это не страны СНГ, а Центральная и Западная Европа.

Россия и страны Центральной Азии по мере своих сил пытаются противостоять угрозе наркотизации. Кому-то может показаться, что успехи на этом поприще у этих стран пока не такие большие. Но не следует забывать, что согласно статистике одна европейская страна в среднем затрачивает 200 млн. долл. в год для того, чтобы изъять из оборота примерно 370 кг героина. Простой подсчет показывает, сколько средств придется тратить европейскому налогоплательщику в случае, если ситуация в Центральной Азии выйдет из-под контроля и планы зловещего тандема исламских радикалов и наркоторговцев осуществятся.

P.S. В России стремительно растет потребление наркотиков. За два последних года цены на героин упали в пять раз. Сегодня его можно купить практически без особых проблем в большинстве городов нашей страны. Особую тревогу вызывает распространение наркотиков среди молодежи, принявшее массовый характер. В последнее время у нас много говорят о сокращении рождаемости среди населения России. Но не менее грозной опасностью является быстро растущая наркотизация населения. Поэтому, в частности, поиск адекватного ответа на этот вызов должен быть ускорен.